Опыт передержки:взгляд изнутри

Здравствуй,  дорогой мой читатель! Сегодня я поделюсь с тобой историей от нашей подписчицы,  тк что не удивляйся,  что текст от женщины. …..

В эту сферу я совершенно случайно попала в 2008 году. Случайно, потому что подруга в своем СНТ заметила собаку, которую не принимали местные. У подруги интернета тогда не было, поэтому она попросила меня помочь найти информацию, куда можно эту собаку деть. Я и нашла. И капец, влипла по уши на несколько лет)))) Так я вышла на местный форум, где тусили любители помогать животным, а также представители пары местных фондов помощи животным. К одному из них я и примкнула. Ну как примкнула, просто тесно общалась.

Сначала мы стерилизовали и пристроили ту собаку. А потом я взяла на передержку другую собаку с форума (дворнягу, смахивающую на ньюфа). А потом взяла на передержку стаффорда. И с этой собаки началась моя любовь к этой породной группе. Я очень сдружилась с куратором стаффордов и питов. Так сдружилась, что эту породу мы начали вести вместе, стали сокураторами.

 

Как это было?

 

Быть волонтером, куратором или сокуратором породной группы — это капец какие затраты по деньгам, по времени, по силам и т.д. Число собак, единовременно находящихся на нашем попечительстве, достигало порой 25. Это та цифра, которая сохранилась в памяти. Практически ежедневно добавлялись новые собаки, кто-то пристраивался, в общем, постоянный плюс-минус.

Основное число собак сидело на массовой передержке. Отдельно взятых собак, которые по состоянию здоровья или в силу наличия зооагрессии не могли сидеть в массовке, старались приткнуть по квартирным передержкам. Постоянно кто-то из собак сидел у меня или у напарницы плюсом к собственным животным. Массовая передержка — платная.

 

Деньги нужны были постоянно. Именно живые деньги. Они шли на оплату услуг передержки и на оплату услуг ветеринара. Изредка появлялась потребность в покупке чего-либо специализированного (корм, лекарства). Денежную помощь мы собирали на одном из местных форумов, посвященных помощи животным. Переводы на карты тогда не были развиты, и мы ездили к желающим помочь по всему городу. За собранные и потраченные средства мы отчитывались. Столько-то потратили на оплату передержки, столько-то на такие-то услуги ветеринара, и так далее. По возможности подкрепляли свои отчеты чеками и квитанциями.

Время. Его тоже вечно не хватало. То мчишься забирать собаку у нашедших, то нужно заехать на передержку, то кого-то везешь к ветеринару, то нужно съездить забрать помощь, то просят заехать новые хозяева недавнего пристроехи (если у хозяев была такая необходимость, мы консультировали их по телефону или приезжали сами, чтобы что-то показать, чему-то научить, что-то объяснить). Параллельно со всем этим пытаешься успевать работать и отвечать на телефонные звонки. Телефонных звонков тоже было много — то нашли собачку, то хотят отдать, то хотят взять. Переговоры с потенциальными хозяевами — отдельная песня. 8 из 10 звонков — неадекваты. Сказывалась специфика курируемой породы. Очень часто звонила откровенная гопота — мне пита надо, чтобы злой был и всех рвал. Хотя с этими проще было — послали подальше и все. Сложнее было, когда собак пытались взять обманным путем. Кому это надо? Их брали на бои. Зооагрессоров — участвовать в боях, тех, кто агрессии к себе подобным не проявлял — брали для притравки бойцов. Мы всеми силами старались избегать таких пристроев. К потенциальным хозяевам присматривались, по максимуму старались лично присутствовать на смотринах, если собаку забирали с массовой передержки.

Вам понравится  Новогодние проблемы у животных: как избавиться и как предотвратить

 

В своей деятельности руководствовались следующими принципами:

  1. Пристраивать только стерильных собак. По сей день я могу с гордостью заявить, что от меня не было пристроено ни одной нестерильной собаки. Почему так? Потому что сколько людям не объясняй, что роды для здоровья — это миф, что кобелей вязать не обязательно, все равно заканчивается одним и тем же — звонком с просьбой помочь пристроить никому не нужных щеночков. Это был опыт моей напарницы, которая имела неосторожность в начале своей деятельности пристроить нестерильную собаку с договоренностью о последующей стерилизации хозяевами. Я предпочла перенять этот опыт как есть, не подвергая его проверке. А все эти народившиеся щеночки — потенциальные отказники и потеряшки, потому что качественным отбором будущих хозяев у нас даже заводчики мало озабочены, не говоря уж о межподъездных разведенцах.

 

  1. Денежную помощь собирать по минимуму. То есть, только непосредственно на оплату передержки и ветеринара. Если нужны были корма, лекарства, амуниция и т.п., то сначала просили именно то, что нужно. И только если не удавалось найти натуральную помощь (например, требовался специфический корм, или не очень распространенное лекарство), то тогда уже это покупалось.

 

  1. Собранные средства нужно экономить. Меня до сих пор бомбит, когда на потенциального смертника собирают и тратят сотни тысяч в дорогущих ветклиниках, невзирая на откровенно плохой прогноз ветеринаров и предложение гуманной эвтаназии. Почему бомбит? Потому что собрали, например, 100 000 рублей на сбитую собаку с переломанным позвоночником и множественными разрывами внутренних органов, собака через день-два умерла в стационаре. Можете назвать меня циником, то но я искренне считаю, что такого потенциального смертника гуманнее было усыпить, а на эти деньги можно было помочь нескольким десяткам нормальных, здоровых собак, которые нуждаются только в оплате передержки и корме. И эти собаки со временем пристроятся и будут радовать своих новых хозяев.

Мы собранные средства старались тратить максимально разумно. По максимуму старались рассадить собак по бесплатным передержкам (но при том количестве собак, которые находились на нашем попечении, это было нереально, и массовкой все равно приходилось пользоваться). Стерилизованных собак мы никогда не оставляли в стационаре для наблюдения. Всегда наблюдали сами. Швы тоже снимали сами. Лечение, обработку и т.д. тоже по максимуму старались делать сами, чтобы не тратить деньги на ветклиники. Я научилась ставить любые уколы собакам, в том числе внутривенные, капельницы, делать любые обработки. При необходимости могу зашить раны (с местной анестезией, естественно). У нас всегда были выходы на оптовые базы, где можно было все необходимое купить существенно дешевле, если уж все же приходилось что-то покупать.

 

  1. За денежные средства нужно отчитываться. Это элементарное уважение к тем, кто помогал деньгами. Если не было возможности приложить чеки или квитанции — все легко проверялось.

 

  1. Не пристраивать собак, потенциально опасных для человека. Если у собаки хотя бы раз наблюдалась агрессия к человеку — огрызнулась, рыкнула, собака усыплялась. У породы и без того дурная слава, чтобы еще ее плодить. Гнилые помидоры по этому поводу я уже отловила в свое время — порцией больше, порцией меньше, мне по барабану. Моя позиция остается неизменной. И одно дело, если это какие-нибудь списанные немцы, кавказы или сао, которых можно поселить в вольере и кормить с лопаты, или которых можно пристроить на какой-то объект, где они при деле. Но мы-то занимались лысыми стаффами и питами. Наши уральские зимы при таком содержании для них верная смерть.
Вам понравится  7 интересных фактов о сексуальных фантазиях

Вообще, для меня так и осталось загадкой такое явление, как ненависть любителей животных к людям. Я видела всякое. И животных, пострадавших от жестокого обращения с ними человека, и животных, пострадавших от других животных, и заморенных голодом собак, всяко бывало. Но мне никогда даже в голову не приходила слать проклятия и страшные кары на голову сделавших это. Меня натурально передергивает и начинает тошнить, когда в ветках об очередной калеке или просто об отказнике, начинаешь читать комментарии любителей животных типа «будьте вы прокляты», «да чтоб вас ваши дети в дом престарелых сдали» и т.п. Для меня всегда во главе угла стоял принцип гуманизма. Причем гуманизма не в извращенном его понимании, а в самом изначальном. То есть, то что я делала тогда и делаю сейчас, я делаю в первую очередь для людей. Для меня на первом месте стоят интересы того человека, которому я пристраиваю очередную собаку.

 

  1. Если у собаки есть минусы и пробелы в воспитании и характере, честно об этом рассказывать потенциальным хозяевам. Сидела у меня как-то стаффка, которая стабильно гадила и пакостила дома. Если я ее оставляла без клетки, она собирала все мои вещи на моем диване и вила себе из них гнездо. Если я ее оставляла в клетке (когда дома оставалось больше одной собаки, в целях их же безопасности), то она 2 раза в день гадила под себя и старательно это все размазывала. Я искренне думала, что эту собаку не пристрою никогда в жизни. Но нет, нашлись желающие. Именно она им понравилась. К трудностям были готовы, потому как жена не работала и постоянно была дома. Она была готова общаться с собакой и выводить ее гулять чаще, чем 2 раза в день. И о чудо! Вита в новом доме стала абсолютно идеальной собакой. Просто вот такая собака, единоличница. Видимо, ее бесил вечный запах от меня других собак и мое постоянное отсутствие.

 

Волонтерство — это вообще образ жизни. Им невозможно заниматься в свободное время. Это такая сфера, которая требует тебя всего. Она занимает все твое время, все 24 часа в сутках. Поэтому самая главная головная боль волонтера — на что жить. Потому что, если посвятить себя всецело волонтерству, времени на работу не остается. Мне было сложно, я работала ночами в ущерб сну. Но, видимо, это был такой период в моей жизни, когда я нуждалась в этой психологической сублимации. Я реально ловила кайф от такого образа жизни. Но…

 

В какой-то момент я перегорела. Просто как-то все накопилось и прорвалось. Собак тогда на передержках сидело много, пристрой стоял намертво, денежную помощь на оплату передержки и ветеринара становилось собирать все труднее, потому как в интернете началось тогда засилье сборов на калек, которых можно было жалостливо нафоткать. Сочувствующие отдавали деньги им, а нормальные собаки, которые совершенно точно не собираются умирать в ближайшее время, которые просто хотят есть и иметь крышу над головой, хотя бы временную, ни у кого жалости не вызывали. Мы сидели в долгах перед передержкой. А по телеку прошел очередной сюжет про собаку-убийцу. Причем, даже не про стаффорда, какая-то другая порода была, но почему-то в передаче использовали кадры с нашими собаками, которые снимались специально для передачи про нашу деятельность. И после этого пошел вал отказов от наших пристроех. Да, мы всех забирали обратно, у кого не сложилась судьба в новом доме по каким-то причинам.

Вам понравится  А что, если узаконить проституцию?

Я поймала себя на мысли о том, что чуть ли не всерьез задумываюсь о том, чтобы покалечить какую-нибудь собаку, чтобы насобирать на нее кучу денег и закрыть долги по передержке. Я поняла, что хватит.

Незадолго до этого произошел крайне показательный случай. У нас было две собаки, нуждающихся в лечении. Это был бассет Яша, о котором я рассказывала в прошлом посте, и стаффорд Лорд. Яша перенес операцию по удалению ушных раковин, а Лорд был найден на улице со скальпированной раной на лапе, т.е. на передней лапе полностью отсутствовал прямоугольный кусок кожи. Ровные края раны не оставляли сомнений, что это дело рук человека. И вот так сложилось, что конкретно на этих собак деньги были не нужны. Нужно было много дешманских перевязочных материалов и много дешманской перекиси и дешманского же хлоргексидина для обработки Яшиных ушей и Лордовой лапы. Имея привычку не покупать, а просить натуральную помощь, мы выложили фотографии вырезанных Яшиных ушей и раненой лапы Лорда. И попросили помочь перевязочными материалами и средствами для обработки. Перевязочные материалы мы собрали. Но люди возжелали нам помочь деньгами. Мы прямым текстом писали и говорили, что нам не нужны на этих собак деньги, нам только материалы для обработки, но нет, люди хотели делиться именно деньгами. А за других собак в это время копились долги за передержку. Дающие писали и говорили нам, что хотят помочь именно деньгами, а потратить их мы можем и на других собак, кому нужнее. Именно в теме Яши и Лорда мы собрали по тем временам баснословную сумму денег. Эта сумма позволила нам закрыть долги за передержку и содержать собак на ней еще какое-то время.

Для меня эта ситуация очень наглядно проиллюстрировала психологию помогающих. Помогают тому, кого жалко. Здоровую собаку, которая нуждается только в еде и жилье — не жалко. Большинство только проходят мимо. Все пиковые сборы по деньгам приходились на периоды наличия в нашем арсенале подопечных больных или покалеченных собак. Которых жалко. Я поняла, что я не готова постоянно держать какого-нибудь калеку, чтобы за счет сборов на него содержать других собак.

Еще я поймала себя на том, что все меньше и меньше верю потенциальным хозяевам. И поняла, что устала от этого. Близка к профдеформации и полному выгоранию, если можно так сказать.

 

Прием новых собак был остановлен. Остатки имеющихся собак пристраивали еще около полугода. После этого я на какое-то время отошла от помощи животным. Ну как отошла… Минимизировала свое участие. Могла помочь информационно, по возможности отвезти или перевезти кого-то с места на место. Но уже не брала на себя ответственность за содержание и пристрой собак.

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Top.Mail.Ru Бесплатный Онлайн Сервис