Порицание министра или сказ о том, легко ли быть честным

— И наконец, — сказал президент, — Последний вопрос.

Министры напряглись. Все-таки с президентом они работали давно, и знали, что самое неожиданное, то есть самое неприятное, он всегда оставлял под конец своего совместного заседания с кабинетом министров.

— Тут мне поступила информация…

Президент перебрал листочки в папке, вынул один.

— Как мне сообщают…

Он оторвал взгляд от листочка и направил его в конец рабочего стола.

— Пишут, что наш министр беспроводных коммуникаций не ворует и не берет взяток.

Мужчина, сидевший в конце стола, на которого и был направлен взгляд президента, встал. Лицо его побледнело.

— Это ложь, Владимир Владимирович… Это наглая клевета!

— А мне вот пишут наоборот, — ласково сказал президент и потряс листом бумаги.

— В прошлом месяце…- сказал министр – Лично взял взятку от китайской фирмы «Гоу вань гоу». Сто тысяч долларов. Перевел на личный счет в оффшор часть средств, выделенных на обеспечение оленеводов Северного Кавказа беспроводной связью… Это ложь, инсинуации!

— Ага, — сказал президент. – Взяли. Перевели. А потом эти деньги, через цепочку банков на Сейшелах, острове Мэн и траст-фонд «Казачий» в городе Урюпинске перевели на счет НИИ «Кабельнет», которые были потрачены этим НИИ на покупку современного научного оборудования, ремонт здания НИИ и выплату дополнительных зарплат его работникам – при этом всем, от научных сотрудников до уборщиц.

Зал ахнул. Все взоры обратились на несчастного министра, который покачнулся, как боксёр после пропущенного удара.

Повисла зловещая тишина.

— Еще мне сообщают, — продолжил президент. – Что на вашу жену не зарегистрировано никаких акционерных обществ, ни закрытых, ни открытых, что у вас нет виллы во Франции, квартиры в Лондоне и даже шале в Швейцарии. Самого жалкого шале в Швейцарии у вас нет!

Вам понравится  Силовик, вызвавший гражданского на поединок - сам слабак!

— У меня дача… в Подмосковье… — пролепетал несчастный министр.

Тут в разговор вмешался секретарь за безопасность всей страны. Из своей папки он молча вынул пачку цветных фотографий размером А4 и пустил их по кругу. По мере того, как министры получали эти фотографии, гул возмущения в зале стал нарастать.

На фотографии, снятой явно с дрона, была нехитрая деревянная халупка в стиле «семье профком помог с кредитом», рядом уличный туалет системы гальюн, небольшая теплица, пара кустов малины и картофельное полюшко три на пять метров.

— Это не дача, — жестко сказал президент. – Это какой-то позор. Вы это понимаете вообще?

Министр жалко кивнул головой.

— Ваша дочь не входит в правление никаких государственных корпораций, ваш сын не учится в Йеле или Массачусетсе, у вас самого и ваших родственников нет вида на жительство даже в каком-нибудь Израиле, прости Господи! И это вы так работаете министром?

Зал снова возмущенно загудел.

— Я… Я исправлю, — сказал министр. – Немедленно. Сделаю выводы. Завтра же возьму взятку – мне только вот финны предлагали, компания «Каккала Рюхмя», миллион долларов.

— И отправите эти деньги на развитие науки? – язвительно спросил президент.

— Нет, — горячо ответил министр. – Только на себя. Куплю виллу на Лазурном берегу. Яхту построю. Часы куплю за миллион.

— Пармигина Флюре Фибоначчи, очень рекомендую, — сказал сидящий рядом министр федеральных заготовок, вытянув руку перед собой. – Белое золото. Два с половиной лимона. Долларов, конечно. Бери и не сомневайся даже.

Сидящие министры дружно закивали. Посыпались названия их часов.

— Садитесь, — поднял голос президент, одновременно призвав собравшихся к тишине. – И учтите – вы на контроле теперь. Самом жестком. Вам понятно?

Вам понравится  А что, если узаконить проституцию?

— Да, — сказал министр. – Я понимаю, Владимир Владимирович. Спасибо за доверие.

И сел.

Добавить комментарий

Войти с помощью: